Заварин Александр Павлович

Автобиография

Родился я 30 июля 1869. Отец мой в то время был помощником инспектора Костромской Духовной Семинарии. Выслужил пенсию в 25 в месяц, отец не мог содержать семью из 9 человек, и нужда заставила его идти в священники в 50 с лишним лет.

Приход был в фабричном районе, и туда мы переехали на квартиру. Здесь я скоро подружился с детьми рабочих и только с ними проводил свободное от занятий время, несмотря на запрещение отца, который находил эту среду для меня неподходящею.

Это знакомство с рабочими принесло большую пользу, так как многие из моих знакомых-рабочих принимали участие в революционном движении.

Разгром Сабунаевской революционной организации в 1890 году, в которой принимали участие мои знакомые и товарищи по семинарии, так сильно повлиял на мой кругозор и внутренний уклад, что с религией я окончательно покончил и по окончании школы совершенно порвал связи с церковью и ее представителями и в этом направлении влиял на своих младших братьев, которые впоследствии принимали участие в революционном движении.

По окончании школы я придерживался народнических взглядов, так как не имел возможности познакомиться с марксистской литературой, и только в 1892 году я достал у одного студента сочинения Лассаля и Коммунистический Манифест, по прочтении которых у меня произошел крупный перелом в мировоззрении.

В 1894 году я работал в Губернском Земстве статистиком и тогда большую часть заработка употреблял на покупку книг марксистского направления и на выписку газет и журналов такого направления как столичных, так и провинциальных, так что до ареста 22 Апреля 1902 года у меня образовалась библиотека очень ценная и определенная, которая была разграблена при обысках.

Во время Зотовской стачки 1896 года я познакомился с рабочими, руководившими стачкой Шипуновым и Симановским и передавал им деньги для рабочих и с тех пор я стал ринимать участие в революционных кружках.

Работая в земстве, я организовал кружок Земских служащих, среди которых распространял литературу легальную и нелегальную с.д.направления.

Одновременно я организовал кружок ремесленников и давал м нелегальную литературу.

В 1899 г. при моем участии была организована группа Р.С.Д.Р.П,, в которую входило до 40 человек рабочих и служащих.

Эта группа выпустила обращение к рабочим об организации группы Р.С.Д.Р.П. и призывала организовываться и вести борьбу с капиталистами под руководством Р.С.Д.Р.Партии. Этот листок был разбросан по всему фабричному району при моем участии. Были выпущены еще два листка.

Летом 1899 г. распространены листок к рабочим завода Прянишникова. Этот листок писал и печатал я в светелке, где я жил и там приготовлял гектограф.

Еще с 1894 года, когда я стал работать в земстве, я ушел от отца и стал жить в светелке дома моей матери, с тех пор моя светелка была местом технической работы Комитета партии и вообще революционной работы. Здесь готовили гектограф, здесь писали и печатали листки, здесь хранилмя архив и нелегальная литература. Здесь временно проживали без прописки нелегальные товарищи /Вайсман и Серговский/. Здесь находилась нелегальная типография Северного Союза, которая была арестована после вторичного обыска в 1902 году.

В 1900 г. я организовал революционный кружок среди семинаристов и привлек к этой работе брата Василия, сосланного в 1903 г. в Архангельскую губернию на три года по делу Северного Союза, а также организовал кружок учеников Чижовского училища и через них распространял нелегальную литературу.

В 1900 году Костромская группа реорганизована была в группу Р.С.Д.Р.Партии. Членами Комитета были: Н.Н.Богданов, М.С.Александрова, И.П.Александров и я - Заварин.

Комитет выпустил ряд листков.

В 1901 году я был представителем Костромской организации на совещании в Кинешме, где обсуждался устав Союза.

В ночь на 23 Апреля я был арестован по делу Северного Союза и сидел недели две в Костромской тюрьме, а потом был переведен в Москву и посажен в Таганку.

В декабре 1902 года был освобожден из тюрьмы до приговора и выслан в Кострому под надзор полиции. Несмотря на это, я продолжал работу по организации кружков, которым передавал нелегальную литературы, главным образом "Искру".

В 1903 году во время "Михинской стачки" я имел связь с рабочим Кирановским(?), которому передавал деньги, собранные для рабочих, а также нелегальную литературу.

По моей инициативе для сбора денег михинским рабочим организована была лекция в г.Костроме приват.доцента Е.В.Аничкова, который в общественном клубе прочитал лекцию о творчестве Горького с большим материальным успехом.

В Августе я получил приговор по делу Северного Союза 4 года Восточной Сибири, но от приговора по предложению Т.И.Попова /члена ВКП (б), погибшего в гражданскую войну/ скрылся за границу.

За границей в Женеве состоял в группе большевиков и слушал лекции Ленина о расколе партии и партийных разногласиях.

В начале 1904 года от заграничной группы большевиков послан на нелегальную работу в Московскую Окружную организацию. По приезде в Москву получил задание установить связь с Комитетами Поволжья и достать материал для паспортного бюро.

Я установил связь с Тверью, Ярославлем, где работали Рыков и Соколов Н.Н. В Ярославле чрез знакомого служащего ж.д. связался с рабочими ж.д.мастерских и передал эти связи местной организации. Здесь же в конторе стройки ж.д. Ярославль-Буй достал очень ценный материал для паспортного юро и передал Комитету. Затем установил связи с Вологдой и Костромой, где наладил связи с рабочими, и наконец установил связь с Нижним и Казанью, а также достал много материала для паспортного бюро.

Выполнив задание, я поехал в Москву и на Московском вокзале был арестован и сидел в Пречистенской части. Здесь я узнал о провале Московской Окружной организации. После открытия моей настоящей фамилии, я был переведен в Таганку, где сидели все арестованные по делу Московской организации, из них были: Александров /Макар/, Белянчинов И., Ивановская З., Медведева Н. и другие.

Зимой 1904 г. привезли в Таганку: Дубровинского, Носкова, Бауман, Квятковского, Крохмана, Гальперина, Розанова, Сельвина(?) и Ленгчик, которых также обвиняли к принадлежности к Московской окружной организации.

В Сентябре 1905 г. дело рассматривалось Судебной Палатой, но по формальным причинам и всех, кроме Бауман, освободили под залог.

По выходе из Таганки я уехал в СПб. Здесь я связался с Комитетом партии большевиков, который послал меня нелегально работать в Новоторжский уезд Тверской губернии. Организация г.Торжка направила меня работать в Прямухинскую волость. Вся Прямухинская волость была охвачена революционным движением, даже волостной старшина принимал участие в революционном движении и волостное правление было штабом всех революционных сил, причем широко были использованы паспортные бланки и печать волостного правления.

Среди учителей организована была группа с.д.направления, которая вела агитацию и пропаганду. Установлены были связи с рабочими ф-ки Кушнарева, где организовался кружок с.д.

Из учителей и рабочих на ежедневных митингах и собраниях по селам и деревням волости выделились лучшие организаторы и агитаторы, которые постоянно выступали на митингах и собраниях от организации.

В декабре начата слежка за мной и мне пришлось уехать в Кострому. Здесь я был кооптирован в Члены Комитета, в котором работали: Стопани(?), Гастев(?), Квиткин, Беляев и др.

Я был организатором городского района. Снова стали собираться у меня в светелке и работа наладилась.

Проживал я легально, а потому полиция и жандармерия зашевелилась и скоро я заметил за собой упорную слежку, так что пришлось от работы отойти.

По предложению организации я стал заведывать книжным магазином, но так как в этом магазине почти не было литературы, то я достал 300 рублей у Татьяны Сколозубовой и на эти деньги в Москве накупил книг и брошюр, которые бойко пошли в Костроме. При магазине была квартира Ц.Зеликсан и была явка Комитета.

И работу в магазине мне пришлось оставить, т.к. жандармы и шпики стали наседать на меня.

Осенью я устроился в Земской статистике, но через два месяца про приказанию Губернатора был уволен.

Я уехал в СПб к брату и устроился на курсах Езерского. В Мае 1907 г. я приехал в Кострому на лето и здесь встретил Макара /Александрова/, который был выслан из СПб.

Мы сняли рыбачью избушку на Волге в 9 верстах от города и там жили и помогали местной организации.

Так как мы жили без прописки, то уездная полиция нас не беспокоила, но скоро она потребовала прописки паспортов, и со дня прописки началась на нами слежка.

В начале Июля я получил от брата телеграмму, по которой он вызывал меня на работу. Я в тот же день уехал, и тем избавился от ареста, которого не избежал Макар.

В день моего отъезда рыбачья избушка была окружена стражниками и жандармами и начался обыск. Всю избушку перерыли, так как искали типографию, но ничего не нашли. Макара под конвоем отправили в Полицейское Управление и посадили в карцер, и только после резкого протеста и вызова прокурора его освободили, он приехал в СПб ко мне, где я устроил его на работу.

Чрез Макара я имел связь с партией и оказывал услуги, но после смерти Макара, которого я похоронил на Успенском кладбище в конце февраля 1909 года, связь с партией я утерял.

Как политически неблагонадежного меня не допускали к работе в общественных организациях, а потому пришлось работать в конторах частных предприятий.

Февральская революция открыла мне двери всех организаций и я с 20 Марта поступил на работу в Петросоюз, объединяющий кооперативы на фабриках и заводах.

Работая в рабочей кооперации всегда стоял на большевистской платформе, а потому должен был оставить работу в Петросоюзе вместе с другими товарищами, так как меньшевистское предъявляло мне непременное условие работать на меньшевистской платформе.

3 Августа я устроился в Кинешме в Союзе Кооперативов, где было очень сильное течение меньшевиков, так что пришлось снова вести борьбу вместе с партией большевиков. Благодаря поддержке рабочих из Иванова меньшевики были отброшены от рабочей кооперации и началась реорганизация всей кооперативной работы.

С 1921 года я работал в Костроме в кооперации: сельской потребительской, с.х. союзе и союзе кустарных артелей.

С 1929 года я работаю научным сотрудником музея и получаю зарплату 130 в месяц.

Семья моя состоит из жены и сына.

Жена моя Вера Николаевна Леданова родилась в 1889 году, безраб. и наш

Сын Алипий родился в 1914, ученик 9 группы школы II ступени, комсомолец.

При этом прилагаются документы:

1. Справка Истпарта от 23 Декабря 1929 №25

2. Выписка из представления Прокурора Моссальского о революционной работе среди семинаристов

3. Выписка из статьи О.А.Варенцовой "Северный Союз"

4. Выписка из брошюры Ц.Зеликсон-Бобровской "Записки рядового подпольщика" ч.1-я

5. Удостоверение врача о состоянии здоровья

Примечание. Справку о революционной работе в Московской Окружной организации я еще не получил, несмотря на запрос о-ва Старых большевиков в Московское Архив.Бюро.

А.Заварин


Источник: ГАРФ, ф.А539, оп.6, д.928, лл.26-28об


Дом, в котором находилась подпольная типография РСДРП, 1902г.

Ивана Сусанина, ул, д. 18, лит. А

В начале 1902 г. после съезда Северного рабочего союза в Кострому была перевезена подпольная типография, хранившаяся в Воронеже. Типография была размещена в доме члена Костромского комитета РСДРП статистика Александра Заварина. В марте 1902 г. полиции удалось перехватить письмо Н.К. Крупской, в котором сообщались воронежские явки и пароли. По этим адресам в Воронеж был направлен сыщик-провокатор, который получил сведения о Костроме. 23 апреля 1902 г. у костромских социал-демократов было проведено 17 обысков. При первом обыске в доме А. Заварина жандармам ничего обнаружить не удалось, но после второго, более тщательного обыска были найдены закопанные в землю типографский станок и шрифты. Дом, в котором жил А. Заварин, построен в посл. четв. XIX в. Дом деревянный одноэтажный на кирпичном цоколе, под двускатной кровлей, к боковому фасаду примыкает бревенчатая пристройка под самостоятельной односкатной кровлей. Единственным украшением фасадов дома служат декорированные скромной пропильной резьбой наличники окон с небольшими ушами, фартуками и сандриками с щипцовыми подвышениями в центре. На главном фасаде установлена мраморная мемориальная доска с надписью: «В этом доме в 1902 г. хранилась подпольная типография Костромской организации РСДРП».

Лит.: Революционная Кострома. Кострома, 1958; Кострома: Путеводитель-справочник. Кострома, 1963. С. 185-186.


Источник: Энциклопедия "Памятники истории и культуры Костромы"


см. также Заварин Василий Павлович и Родословная Завариных