Материалы дела М.П.Соколова и М.М.Соколова (1918)


Протокол допроса

1918 года сентября 26 дня гор. В-Устюг

Сотрудник следователь допросил свящ. Шасско-Васильевской церкви Михаила Соколова, обвиняемого за агитацию против Советской Власти.

Священник Михаил Платонович Соколов 58 лет, служу при Шасско-Васильевской церкви 33 года. 30 августа ст. ст. в день Александра Невского, во время богослужения я проповеди никакой не произносил, а произносил таковую мой сын, свящ. Ямской Воскресенской церкви, Сольвычегодского уезда, Воробинской вол., с моего разрешения, который участвовал при совершении Богослужения. За проповедью моего сына я следил внимательно, при чем волнения среди присутствующих произошли в тот момент, когда сын мой говорил: «что Александру Невскому и современному ему народу святая вера была дороже свободы от ига монгольского, и потому отказался от предлагаемой ему, Александру Невскому, помощи Папою Римским, под условием принять Римскую веру». При чем сын мой Михаил, видя волнения, предупредил, что в храме не место посторонним разговорам и продолжил проповедь. С совпадением проповеди, произошло волнение в трапезной на почве(?) просьбы продажи хлеба. С моей стороны никаких предупреждений сыну сделано не было, ибо на заявления сына: «не место здесь разговаривать» волнение прекратилось.

Разрешил я говорить речь своему сыну Михаилу на том основании, что он сослуживец и как младший священник, которому и принято по большей части произносить проповеди и в читаемой брошюрке «Воскресный листок» ничего возмутительного, контр-революционного не было, а предлагались уроки подражания вере(?) Александра Невского. Последствий проповеди я совершенно не ожидал. Проповедь была произнесена не считаясь с настоящим моментом жизни и никакой политики не касалась. Тема проповеди была выбрана мною в связи с происходящим праздником для назидания и приглашения слушать и подражать в вере и любви к Богу и ближнему, причем последние слова проповеди были такие: Будем любить Православную Веру и повиноваться предлежащей Власти».

Шасско-Васильевской церкви священник Михаил Соколов

Сотрудник следователь ... (подпись)


В Велико-Устюгскую Чрезвычайную Следственную Комиссию

Устюгского у. Шасской Васильевской ц. Священника Михаила Соколова

Заявление

В добавление к предоставленному, при даче в Чрезвычайной Следственной Комиссии показаний, удостоверению граждан Шасской Васильевской ц., бывших за литургией 30 Авг. – 12 Сентября, удостоверяющих непричастность мою в предъявляемом доносом обвинений, именно – в агитации против Советской Власти и участии в контрреволюции, честь имею при сем представить в Чрезвычайную Следственную Комиссию удостоверение граждан – прихожан Шасской Васильевской ц., не бывших за литургией 30- Авг. – 12 Сент., удостоверяющих, что ни в части бесед, ни в собраниях, особенно в храме против Советской Власти не агитировал.

Не ограничиваясь настоящим удостоверением, подписанным немногими лицами, честь имею покорнейше просить Чрезвычайную Следственную Комиссию сделать опрос и других, кого угодно, граждан Шасско-Васильевского Сельского Общества для констатирования факта невиновности и непричастности в агитации против Советской Власти и участии в контр-революции.

В добавлении к данным в Чрезвычайной Следственной Комиссии показаниям имею честь показать нижеследующее.

1. В прочтенной с моего разрешения моим сыном Свящ. Михаилом Соколовым 30 Авг – 12 Сент. брошюры – проповеди о Благ. Кн. Александре Невском против Советской Власти и к ...ту в смысле желания прело... Государственного строя, пред... та умы слушателей ничуть не стремились; к ниспровергнутому государственному строю я, по моему крайнему ... какое имеет к ней и Советская Власть; сей последней повинуюсь сам и других – моих прихожан я наставляю повиноваться.

В прочтенной 30 Авг. – 12 Сент. брошюре проводятся принципы братства и равенства, которые лежат в основании дарованной нам свободы, и которые служат лозунгом Советской Власти; в этой брошюре-проповеди, прочтенной в день праздн. Св.Благов. Кн. Александра Н. внушается любовь ко св.вере православной, взаимная любовь, братство христианское и равенство, мужественное стояние за веру православную, а никакой агитации против Советской власти и ничего контрреволюционного в произнесенной-прочтенной печатной брошюре не содержится. Напротив, я иду навстречу Советской Власти, повинуюсь ей. Напр. требует или даже просит Сельско-Обществ. Совет написать списки призываемых, я пишу собственноручно списки за три года. Объявляется реквизиция лошадей в сентябре сего года, я веду собственную лошадь в Устьалексеевский Военный Комиссариат; и она в настоящее время в В-Устюгском Военном Комиссариате. Всегда и впредь готов повиноваться, насколько будет возможно.

2. В данных мною в Чрезвычайной Следственной Комиссии показаний мною показано, что происшедшее в храме во время произнесения проповеди, при чтении сл... в брошюре «Св.Благоверному Князю Александру Н. и русскому народу св. православная вера была дороже свободы от ига монгольского», происшедшее небольшое волнение совпало с нарушением тишины посторонними разговорами на почве заявления «просьбы продажи хлеба» /печеного, жертвуемого благотворителями, приносимого в храм/. Настоящим заявлением честь имею разъяснить, что такая продажа в храме во время Богослужения не производилась, а производилась после Богослужений, и вне храма, в церк. к..., пожертвованный хлеб по дешевой /по 8р. 1 пуд/ цене продавался нуждающимся гражданам. В прочтенной 30 Авг. – 12 Сентября брошюре ... имя Св.Благов. Кн.Михаила Черниговского, принявшего в татарской орде мученическую смерть за неисполнение нечестивых языческих обрядов, не ... пред прибытием в татарскую орду Благоверного Александра Невского не устрашившегося примером своего предшественника и также отказавшегося исполнить языческие обряды – поклониться солнцу, кусту и идолам.

Шасской Васильевской церкви Священник Михаил Соколов.
1918 г. 1 октября.


В Велико-Устюгскую Чрезвычайную Следственную Комиссию

Устюжского уезда Священника Михаила Соколова

Заявление

Сим честь и смелость имею в интересах правосудия почтительнейше заявить В-Устюжской Чрезвычайной Следственной Комиссии нижеследующее.

Данные мною 26 Сент и 1 Октября в В-Устюгской Чрезвычайной Следственной комиссии показания касались обвинения по прочтению в праздн. Св. Благ. Кн. Александра Невского «Воскресного Листка», содержание которого будто бы имело характер агитационный и контр-революционный, чего однако признать никак нельзя, как разъяснено мною в показаниях, но по другим пунктам обвинения по содержанию доноса показаний мною дано не было, так как об этом не было и допроса. Я полагал, что по необоснованным пунктам обвинения допрошен буду в Конторе Тюрьмы но допроса по сие время не было. Считая это немаловажным пробелом в показаниях, могущих привлечь к несоответствующему решению, полагаю необходимым показать следующее: 1. В доносе на меня взведено обвинение, что когда-то на перевозе будто бы я сказал: будет смена нынешней Власти, каковые слова приняты за агитацию; на самом же деле никакой агитации в данном случае не было. Дело в следующем: переезжая р.Юг я действительно говорил: сменилась старая власть, настала новая – Советская Власть. Пройдут времена и века – и нынешняя Власть сменится – заменится другою; все ведь изменяется: люди, народы и власть; неизменяем только Бог: «вчера, и днесь ..., Той же и вовеки».

Кроме того, раньше и позже я говаривал всякой власти следует повиноваться. Прежде Русью повелевали язычники, монголы. Во времена мучений высшая власть была в руках язычников. Как в древней Руси так и во времена гонения на Христиан, Христиане своим долгом считали – быть в повиновении языческим властям и Императорам (во времена гонений) в делах гражданских, а в области веры, - бывало отказываясь исполнить повеления языческой власти – поклониться солнцу, кусту и идолам, исполнение такого языческого обряда означало отречение от веры Христовой, - были верны И.Христу, готовые за Него положить свою жизнь, напр., Свв.Благ.Кн.Михаил Черниговский и Александр Невский. Я многократно – всякий раз при случае я говаривал о повиновении Советской Власти, располагая на это еще тем, что если прежние христиане с охотой повиновались языческим правителям, то нынешние христиане тоже с большею охотой должны повиноваться Советской Власти – Христианской. Это совсем не агитация против Советской власти, как в том хотели обвинить меня.

2. Наконец доносом взведено на меня еще то обвинение, что в присутствии граждан (...), когда мы переезжали за реку, будто бы я с радостным чувством ... что вот скоро сменится нынешняя Власть. Эту вину принять на себя также не могу – не признаю себя в этом виновным. Сим же считаю нужным подтвердить, что напечатанные в «Воскресном Листке» /о Св.Благ.А.Н./ слова праведников(?) Божиих читавший этот Листок закончил словами о предержащей Власти – «будем повиноваться предержащей Власти», и ничего агитационного и контрреволюционного с церковн. амвона сказано не было.

Арестованный священник Михаил Соколов
1918 г. 9 Октября


В Северо-Двинскую Губернскую Чрезвычайную Следственную Комиссию.

Священника Ямской Воскресенской Церкви Сольвычегодского уезда Михаила Соколова

Объяснение к допросу.

Имею честь дать Чрезвычайной Следственной Комиссии свои объяснения относительно обвинений имеющих быть мне предъявленными по поводу найденных у меня на дому и в церкви бумагах при аресте и обыске. I. Дело о мельнице. В моем приходе находится мукомольная мельница, выстроенная сообща на церковные и общественные суммы, эта мельница передана была приходом в ведение церкви и ею заведовал Приходский Совет церкви. В апреле месяце т.а. (?) 10-11 апреля собранием Волостного Совета постановлено было муку на мельнице распределять продовольственному отделу при Волостном Совете; Приходский Совет через своего уполномоченного совместно с представителями от продовольств. отдела и вели дело распределения муки, мука-же выдавалась по удостоверениям Волост. Совета разным лицам. На том же собрании Волостного Совета постановлена была цена на муку 15 р. за пуд. Но с течением времени у некоторых из крестьян приезжавших на мельницу для размола муки появилось намерение поднять цену для безземельных и иноприходных приезжающих из центра России оставляя старую цену лишь за крестьянами. Указывали на то, что крестьяне вынуждаемы были из-за своего хлеба на мельнице покупать на стороне, уплачивая от 40 и более руб. за пуд, в то время как безземельные служащие и иноприходные будучи на месте, получая приличное жалованье платили по 15 р. За пуд. Эту мысль о поднятии цены для безземельных и иноприходных высказывали уполномоченному о ведении дела по мельнице члену приходского Совета В.М. Бубнову. Бубнов на общем собрании Прих. Совета созываемом по церковному о...? подчиняясь желанию некоторых крестьян внес настоящее заявление на обсуждение Приходского Совета. Приходский Совет нашел заявление Бубнова правильным и большинством голосов против двух воздержавшихся от голосования свящ. и диакона постановил цену для безземельных и иноприходных в 40р. за пуд, оставляя старую цену лишь за крестьянами. Я как председатель Прих. Совета указывал на опрометчивость и необдуманность делаемого постановления, предлагая спросить прихожан о повышении цен и действовать в согласии с Продовольственным отделом, но Приходский Совет на это ответил, что он в праве сделать настоящее постановление, так как мельница пока находится в ведении церкви, а не передана в Волостной Совет. Во всяком случае я утверждаю, что к делу о поднятии цен для безземельных и иноприходных инициатива принадлежала не мне, а членам Приход. Совета, моя же вина состояла лишь в том, что я недостаточно разъяснил могущия из этого дела неприятные последствия и учинил свою подпись, что объясняю общностью русского характера соглашаться, раз выражено желание большинства. Исполняя волю Приходского Совета написано было мною по просьбе членов означенного Совета постановление и передано было на утверждение Общего Собрания Волостного Совета. Из этого факта видно, что Приходский Совет не действовал самовольно, а испрашивал утверждения Волостного Совета. На общем собрании Волостного Совета прочитано было постановление Приходского Совета и подтверждено было старое постановление от 10-11 Апреля о распределении муки продовольственным отделом с оставлением старых цен на муку. Приходский Совет повинился воле Волостного Совета относительно определения муки Прод. Отделом, как то было принято, только по поводу цены вышли недоразумения ... Уполномоченный по ведению дела по мельнице член Прих. Совета не зная постановления общего собрания Совета о старых ценах, продав муки двум лицам именно медицинскому фельдшеру и секретарю Волостного Совета раньше этого постановления по 40р. за пуд, опираясь на постановление своего Приходского Совета. Он был не прав и впоследствии возвратил взятые лишка деньги означенным лицам.

Коллективное мнение народа о мельнице и их твердое и решительное желание оставить ее за церковью, согласно обещанию причтам при постройке с одной стороны, а с другой возможность отобрания мельницы с подотдел с суммами?, посредством какового отнятия церковь наша будучи бедною, лишалась бы главного и единственного источника доходов, для покрытия многочисленных нужд церковно-приходских – все это побудило нас, причт, для блага поддержания церкви нашей и в интересах прихожан держать мельницу за храмом нашим посредством образования трудовой крестьянской коммуны. Эта трудовая крестьянская коммуна – весь приход, к строительству участник в постройке своей мельницы. Мельница строилась сообща – трудовой крестьянской коммуной и каждый член этой коммуны имеет право получить причитающуюся ему часть муки, которой ведает продовольственный отдел, обращая больше внимания на действительно нуждающихся бедняках, которых у нас в приходе очень много. Доход же от размола муки с мельницы трудовая крестьянская коммуна жертвует в пользу церкви на благотворительные и просветительные цели ея. В образовании подобной коммуны мы, причт, имели в виду исключительно интересы церкви, и шли навстречу желаниям прихожан. Подписи прихожан на приговорах вполне свободные без всякого принуждения свидетельствуют о сем. Личной заинтересованности в этом деле у нас не было, а было лишь стремление принести пользу церкви и никакой агитации против Советской власти власти не было произведено, о чем могут подтвердить крестьяне тех деревень, где проходили собрания. Между прочим на собраниях мы опрашивали прихожан о их вероисповедании и вытекающей отсюда нравственной обязанности содержать вероисповедные, общеепархиальные учреждения, согласно предписания епархиального начальства. Что же касается устройства собраний по деревням в осадное время, то мы не знали, что требуется разрешение Волостн. Совета будучи об этом не извещены, поэтому и не испросили разрешения Волостного Совета. Я лично устраивал собрание в дер.Швецово и пришел туда в то время, когда у них было свое собрание о переписи мужского населения с 16 по 40 л. для обучения воинскому искусству. После окончания их собрания, я с разрешения председателя Сельского Совета повел речь о своем церковном деле и о мельничной коммуне, в которой никаких преступных замыслов против Советской власти и никаких агитационных намерений произведено не было, о чем могут подтвердить крестьяне дер.Швецова. Моя вина в этом деле была лишь та, что я действовал без разрешения Волостного Совета и продовольственного отдела по выработке цены на мельницах. Совместным заседанием постановлено было установить одинаковую цену для всех в количестве 30р. за пуд, муку передать в продовольственный отдел, временно впредь до общего собрания Совета, а деньги поступающие от размола муки на мельнице передавать продовольственным отделам церкви тотчас же по получении муки с мельницы. Установивши одинаковую цену в 30 р. для всех, прекратилось недоразумение возникшее от постановления приходского Совета, об опрометчивости (необдуманности) которого я уже указывал. Повторяю еще раз, что лично я не был заинтересован в продовольственном деле по вопросу о поднятии цен для безземельных и иноприходных, я делал волю большинства, быть может недостаточно продуманную, и да будут бесчестны и низки душой те, которые покажут, что инициатива принадлежала мне, будет несправедливо; я стоял во главе законного духовного учреждения, приходского Совета, которому были известны права решать многие вопросы приходской жизни, между прочим, и мельничным вопросом, и я не мог и не имел права противопоставить свою единоличную волю воле большинства, особенно в настоящее время, когда жизнь строится на демократических началах. Против ... местной Советской власти по вопросу поднятия цен для безземельных и иноприходных ничего не было, т.к. мельница церковная не была передана в Волостной Совет, а находилась в ведении приходского Совета. После установления твердых цен на мельнице очередное общее собрание Совета насколько мне помнится я слышал постановила муку на мельнице не передавать продовольственному отряду, а вести распределение муки приходским Советом, при контроле выборных от Волостного Совета. Вот моя история о мельнице нашей, из ней видно, что общее мнение прихожан было таково, чтобы оставить ее за церковью как единственный источник содержания церкви, я же явился выразителем мнения народного.

По вопросу о причтовом доме священника для совместного житья в нем диакона и священника, считаю долгом своим сказать, что я лично не был против постановления Волостного Совета и исполнения постановления Волост. Совета зависело не от меня, а от приходского Совета. В мотивированной записке по поводу возводимого на меня (обвинения) клеветы, что я будто бы не допускал до ремонта в своем доме уполномоченного от Волост.Совета я писал Волост.Совету от имени причта так: Я ничего не имею против совместного житья в одном доме двух членов причта, но прошу произвести ремонт до 29 июня, как было постановлено, после же этого времени я не могу допустить ремонт по семейным обстоятельствам до неопределенного времени, когда найдет это необходимым приходская община и Волостной Совет, вести же переговоры по данному вопросу пред приходом относительно финансов я как лицо заинтересованное, отказываюсь от руководительства, а предоставляю позаботиться о сем уполномоченному от Волостного Совета и приходскому Совету. Настоящее заявление прихожан было в общем собрании Совета, на котором и подтверждены были прежние постановления. После этого, вскоре Волостной Совет написал причту бумагу о немедленном исполнении постановления В.Совета т.е. об очищении дома диакона под потребительскую лавку в недельный срок, на что причт ответил, что он не является хозяином в казенных домах, и по данному вопросу нужно обращаться к приходскому Совету. Тогда Волостной Совет затребовал согласие приходского Совета и приходской Совет исполнил постановление Волостного Совета в настоящее время.

Что же касается найденных в церковном архиве печатных соборных постановлений, патриарших посланий и др.бумаг от епархиального начальства, на это отвечу, что во-первых, означенные документы находятся в каждой церкви и были предлагаемы к каждой церкви для прочтения во исполнение отношения епархиального начальства. Во-вторых, из означенных документов я читал в церкви те из них, которые носили религиозно-нравственный характер, вне же церкви вышепоказанных бумаг я не распространял в народе и агитацией против Советской власти не занимался. Об этом твердо и решительно заявляю, ссылаясь на свидетельства прихожан. Правда, видя совершаюшееся беззаконие дела, ... в области веры и нравственности, я указывал на эти события рассматривая их однако с революционно-нравственной точки зрения безотносительно к существующей власти, скорбя душой и увещевая своих прихожан жить в мире, любви и согласии. Близко соприкасаясь с народом в трудовой их крестьянской жизни приходилось мне в частных беседах говорить о труде вообще и их труде в частности. Указывая на высокое значение труда вообще в нравственной жизни людей, я стоял на точке зрения, что труд есть высшее благо человека на земле, без труда человек уподобляется трутню и советовал крестьянам своего прихода возлюбить свой труд земледельца, упрекая тех ленивых, которые выезжают, как говорится, на честном труде других. Одним словом, я проводил мысль о уравнении труда для всех в области земледелия и в уравнении свободном и сознательном взгляде на труд честный и общий я видел счастье и благополучие человека на земле.

В заключении своего заявления, имею честь сказать еще несколько слов относительно отображений в книге-летописи. В этой книге сыздавна записывается ... По примеру других лет я в 1917 году изложил события в жизни приходской и жизни Русского государства, отмечая те из них, которые имели важное историческое значение для потомков. Так в этой книге последовательно изложен ход русской революции, как об этом сообщалось на страницах газет и журналов. Революция сдвинула устои и церковной жизни, разрушила многое, во что русский народ веровал просто, посему эта революции и произвела катастрофу в области церковной жизни и мысли и жертвой той катастрофы явились некоторые духовные лица, как об этом сообщалось на страницах журналов. Коснулся я в этой летописи октябрьского переворота, когда власть перешла в руки рабочих и крестьян. Как беспристрастный наблюдатель, я раскрыл сущность партии большевиков, как понимал ее тогда и как сообщалось на страницах газет. Конечно, мое понятие было узкое, я не мог ориентироваться и хорошо усвоить сущность большевистской программы, пригодность и благодетельность ее для угнетенных и обездоленных масс. Теперь я понимаю и ценю идею большевизма, но для того, чтобы идейный большевизм с его учением о коммуне, такой форме человеческого общежития на основе любви, полного отрицания частной собственности проник в жизнь и облагородил жизнь человечества, нужно переродиться самим людям. Дай Бог, чтобы все люди стали идейными сознательными большевиками и в этом будет счастье человечества. Я признаю большевизм и советскую власть, я желал бы поработать на платформе советской власти, искренне это говорю, если моя ошибка по неопытности моей не покарается смертью и не пресеклась бы молодая жизнь в полном расцвете сил. Обращая внимание моих судей на помещенные у меня в летописи слова, лозунг – все или ничего, в результате чего стали происходить грабежи, убийства и насилия и т.д. ...


Постановление об амнистии М.П.Соколова Постановление о расстреле М.М.Соколова

Справка о реабилитации М.П.Соколова

Справка о реабилитации М.М.Соколова


Источник: Архив УФСБ по Вологодской области, дело П-17803

см. также текст из "Воскресного листка" - Св. благоверный и великий князь Александр Невский